сайт МБОУ СОШ № 17

школьный сайт

«В буднях великих строй!»

отnastya

Строятся  города,  строятся  деревни,  облагораживаются  земельные  участки.  Вот  и  наша  Холмская  наряду  со всеми  другими  поселками  реконструируется  и  расцветает.  Здешний  рынок  предоставляет  все  спектры  услуг.  Там  вы  можете  найти  не  только  продукты,  но  и  вещи,  и  игры  для  детей,  канцтовары.  Так  же  можно  не  сомневаться  в  качестве  продуктов.  Холмское  ЛВСЭ  каждый  день  проверяет  их   пригодность.  Лаборатория  и  мясной  павильон  находятся  под  одной  крышей,  и  лишь  стена  разъединяет их. Но  кто  знает, какой  была  лаборатория,  павильон  и  рынок  до  обрушение  крыши  и  постройки  нового,  уже  знакомого и  привычного   нам  рынка?

Чтобы  узнать  о  этой  ситуации  тех  времен,  я  поговорила  с  главным  директором  холмского  рынка  Плохих  Виктором  Тимофеевичем.

– В каком  году  было  построено  здание?

– Мясной  павильон!? В  две  тысячи  четвертом  году.

– Кем  был  построен?

– Ну..тут  же  сложно  будет  ответить.  Помню,  когда  я  уже  пришел,  постройка  уже  заканчивалась.

– Когда  обвалилась  крыша  здания?  В  каком  году  это  случилось?  И  по  чьей  халатности?

–  Я  не  знаю,  это  Поленчук  был  директором,  этого  я  не  знаю.  В  каком  году!?  Или  две  тысячи  первый,  или  две  тысячи  второй.   Ну,  там  природа  сделала  свое  дело.  Снег  выпал,  и  крыша  обвалилась.  Там  сказали,  что  Поленчуку  сказали  снег  убрать,  а  он  говорит: «Сам  сойдет!».  И  вроде  бы  он  сам  сошел  или  как… я  не  знаю.

– На  какое  время  затянулась  стройка?

– Там  как  бы,  был  уже  новый  проект  мясного  павильона.   Раньше  там  было  много  место,  там  было  все.  А  сейчас  построили  только  двадцать  одно  место. А  сейчас,  после  африканской  чумы,  ввели,  чтобы  в  павильоне  были  холодильные  витрины.  Сейчас  восемь  камер,  ну,  можно  еще  одну  поставить.  Девять  мест  получается.

– А  когда  обвалилась  крыша,  где  работали  работники  лаборатории?

– В  подсобном  помещение.  А  мясники  продавали  под  навесами.

–  Под  чьим  руководством  происходила  стройка?

-А, ну,  Дементеев  начинал,  а  Плохих  заканчивал.  Тут  же  директором  до  меня  был  Дементеев.  Когда  я  пришел,  тут  такой  бардак  был.  И  все  на  меня  наезжали  за  это.  Ну, я  и  ускорил  этот  процесс.  Раньше  все  ходили  по  колено  в  грязи,  а  сейчас  я  распорядился,  плиточку  положили.  А  раньше  такого  не  было.  Но  это  все  было,  когда  рынок  был  муниципальный.  До  2007  года  был  муниципальный,  то  есть  мы  подчинялись  администрации  Холмского  поселения,  администрации   района. А  в  две  тысячи  восьмом  году  мы  с  первого  мая  мы  продались  Экспоцентру. Тогда  я действительно  руководил  всеми  деньгами,  всеми  средствами,  я  был  руководитель – я руководил.  Помогал  детским  садикам,  школам,  мосты  строил, я  мог  вложить  эти  деньги,  но  с  разрешения  администрации,  ведь,  контроль  над  деньгами  должен  быть.  Мог  вложить  их  куда  угодно.  С  две  тысячи  седьмого  года  мое  место  отдали  Экспоцентру.  Тут  появился  новый  хозяин,  а  я  уже,  как  смотрящий  здесь.  Считается,  я  генеральный  директор  сейчас,  но  на  самом  деле  я – смотрящий.  То  есть  деньги  не  имею  право  брать,  тратить,  только  с  их  разрешения.   Нам  дали  сто  сорок  тысяч  на  постройку   овощных  рядов.  Что  ожидает  нас?  Я не  знаю.  Должна  быть  реконструкция  рынка,  хотят,  чтобы  все  рынки  были  однотипные. Они  приезжали  к нам  вчера-позавчера  и  спрашивают: « В какой  стадии  находится  строительство  рынка?».  Я  не  мог  ответить.  Я  задаю  им  этот  же  вопрос.  Мы  год  назад  писали  в  документации,  что реконструкция  рынка  находится  в  стадии  разработки.  Прошло  два  месяца,  они  говорят: «Тимофеевич,  нас  департамент  теребит, в  какой  стадии  находится   строительство  рынка?».  Я  говорю: «Не знаю».  Начинаю  звонить  всем,    мне  говорят: «Ничего  не  могу  сказать,  скажи,  что  в  стадии  изготовления».  Нас  уже  просят  конкретно сказать «когда»,  но  я  не  могу  этого  сказать…   Когда  я  был  директором,  я  мог  сказать,  когда  я  положу  плиточку,  когда    сделаю  навесы,  где  будет  то-то,  то-то,  то-то… Я  знал,  что  у  меня  есть  деньги  и  я  ими  располагаю,  сейчас  я  не  располагаю  деньгами,  я  не  знаю,  что  там  делается… Главное  то,  что  их  не  надо  было  трогать!  Рынки  не  должны  были  продаваться  в  чужие  руки!

–  А  мост  сейчас  кто  построил?

– Ну,  это  администрация.  Они  нам  денег  не  дают.  Нет,  я  даю  людей,  они  там  помогают,  но  это  не  то… Я  когда  делал  ремонт:  заказывал  лес,  заказывал  обрезку,  я  деньги  заплатил,  я  заплатил  за  работу,  то  есть  я  сам  всем  занимался,   и  меня  за  это  приветствовали. Я  все  мог  делать,  я никого  не  спрашивал.  Я   ОБЛАГОУСТРАИВАЮ  РЫНОК!  Был  бы  я  сейчас  директором,  как  раньше,  рынок был  как  «яйцо»  сейчас!..

Так  закончил  свой  рассказ  Виктор  Тимофеевич.    Выйдя  из  его  кабинета,  я  пошла  вниз  по  рынку  и,  увидев то  самое  здание  лаборатории  и  мясного  павильона,  обошла  его,  рассмотрев  со  всех  сторон,  вошла  внутрь,  увидела  работу  людей  и  узнала,  что  такое  «В  буднях  великий  строй»!

 

css.php